Операция «Изящная»- подрыв родезийской SАS парома Казангула на реке Замбези

Шрифт
0
Обсудить

Операция "Изящная"- подрыв родезийской SАS парома Казангула на реке Замбези

Почти все 15 лет существования Родезии руководство ее Штаба объединенных операций Родезии (COMOPS) втихую мечтало устроить пограничным государствам сладкую жизнь за их явную и тайную поддержку террористов. "Лучшие враги" Родезии – Замбия и Мозамбик (последний – после 1974 года) - постоянно находились в конфронтации с непризнанной страной, и было за что: на территории этих государств родезийские вооруженные силы регулярно наносили наземные и авиа-удары по лагерям боевиков. Эти налеты родезийцев были полностью оправданы: несмотря на неоднократные предупреждения официального Солсбери, Лусака и Мапуту продолжали всемерно помогать террористам из ЗИПРА и ЗАНЛА, открыто воевавшим с Родезией. С западным соседом Родезии - Ботсваной – взаимоотношения складывались по-другому: страна формально соблюдала полный нейтралитет и, как ни странно, действительно старалась не привечать боевиков на своей территории. Поэтому Ботсвану Родезия старалась не очень задевать: спецназ - Скауты Селуса и САС - проводили там свои тайные операции, но осуществлялись они столь безупречно и тайно, что до самого конца войны в военном ведомстве и разведке Родезии о них знал очень узкий круг лиц, а в столице Ботсваны – городе Габороне - порой и не подозревали, что родезийцы действуют у них буквально под носом.

Операция "Изящная"- подрыв родезийской SАS парома Казангула на реке Замбези

Замбия же была предметом постоянной головной боли для родезийцев. Замбийский президент Кеннет Каунда не производил впечатления одиозного, ненавидящего белого соседа тирана, его внешняя политика в отношении Родезии была не столь радикальна, как, скажем, политика Саморы Машела в Мозамбике. Но террористы из ЗИПРА - группировки Джошуа Нкомо, вроде как нелегально находясь в Замбии, вполне уверенно и спокойно чувствовали себя на северном берегу Замбези, открыто строя лагеря, базы и готовя набеги на берег южный – на Родезию. Сложившееся положение, к огромному раздражению родезийцев, не могли изменить ни рейды, ни авианалеты, ни операции спецназа. В итоге в Солсбери пришли к пониманию, что Замбию необходимо ставить на колени не столько военным, сколько экономическим принуждением.

Полностью от применения силы, само собой, отказываться было глупо. Родезийцы просто сменили точки приложения этой силы. Если раньше на территории Замбии выбирались исключительно военные цели, то к концу 1970-х назрела необходимость наносить удары по стратегически важным экономическим объектам – железным дорогам, ЛЭП, мостам и путям сообщения. Одним из таких "лакомых кусков" был паром через реку Замбези в небольшом замбийском городке Казангула.

Этот паром на Замбези соединял две страны - Замбию и Ботсвану - и располагался на перекрестке границ сразу четырех стран юга Африки: Родезии, Замбии, Ботсваны и, благодаря далеко вдающейся в глубь континента узкой территории под названием "полоса Каприви", Юго-Западной Африки (находившейся тогда под управлением ЮАР Намибии). Для Замбии этот паром был исключительно важен – если не считать железнодорожной ветки, идущей через Родезию, то он был единственной ниточкой, которая связывала страну с южной частью материка, через него шли на экспорт замбийские товары, а также осуществлялся транзит грузов из Малави, Заира, ЮАР и Ботсваны.

Центральное Разведывательное Управление Родезии полагало, что паром используется не совсем по назначению: с его помощью из Замбии в Ботсвану переправляются боевики ЗИПРА и материалы военного характера. Вскоре предположения подтвердились данными разведки: действительно, после усиления мер по контролю над границей с Замбией, боевикам стало все труднее проникать оттуда в Родезию – и они уходили в Ботсвану, а оттуда тайно переходили в юго-западную часть Родезии, называвшуюся Матабелелэнд. Однако возник ряд важных вопросов, главный из которых: знали ли в руководстве Замбии и Ботсваны о том, что гражданский объект преднамеренно используется для военных нужд?

Президент Каунда экономической блокады желал в последнюю очередь – его страна выхода к морю не имела и была вынуждена экспортировать значительную часть своих товаров через Родезию и Ботсвану. Если бы родезийцы получили неоспоримые доказательства, что паром используется в военных целях, то они уничтожили его без особых колебаний. В Лусаке это понимали – также как понимали это и в соседних государствах. И Каунда прямо запретил боевикам ЗИПРА использовать паром для транспортировки бойцов и переправки оружия. Что касается Ботсваны, то, судя по всему, официальный Габороне и понятия не имел о том, что террористы ЗИПРА используют паром для своих нужд – хотя родезийцы время от времени на это намекали.

Паром стал объектом пристального изучения родезийской ЦРО. Постепенно, мало-помалу началась складываться общая картина – боевики ЗИПРА действительно использовали паром и делали это с потрясающей интенсивностью. Более того, по всему выходило, что делалось это при явном попустительстве замбийских официальных лиц.

Так, контрразведчикам стало известно, что ЗИПРА тайно переправляет из Замбии мины и стрелковое оружие, спрятанные в 200-литровых бочках для ГСМ. На территории Ботсваны эти бочки и груз прятались в тайниках. С помощью Скаутов Селуса эти тайники были обнаружены, и всё, что в них находилось, было либо похищено родезийцами, либо уничтожено. Тогда в ЗИПРА изменили тактику – оружие стали переправлять в переоборудованных гражданских грузовиках, к которым были приделаны фальшивые днища. Кроме того, поступали сведения о том, что не только оружие, но и личный состав ЗИПРА активно перебирается в Ботсвану – а это уже недвусмысленно указывало на возможное крупное вторжение со стороны Ботсваны, благо граница между двумя странам была не особо защищенной.

В итоге паром на долгие месяцы стал предметом жарких дискуссий в COMOPS и ЦРО. Пока шли споры, оперативники САС рассматривали варианты уничтожения парома – поскольку лучшие подрывники в родезийских вооруженных силах принадлежали к тем, кто носил легендарный бежевый берет с крылатым кинжалом. Профессиональное чутье САСовцев подсказывало им, что задачу уничтожения парома (буде такой приказ издадут) наверняка возложат на них и на всякий случай готовились. В конечном итоге, наверху пришли к решению, что паром все-таки подлежит уничтожению, поскольку является, безусловно, военным объектом – но тут же встал вопрос, как именно это сделать?

Большая часть офицеров штаба выступала за нанесение авиаудара – один пролет "Хантеров" и от парома бы остались полузатонувшие и вяло догорающие обломки. Для личного состава вооруженных сил Родезии риск при этом сводился к нулю. Но против этого резко выступило правительство Родезии – по их мнению, это было бы абсолютно вопиющим актом нарушения границ и различных международных актов. Демократичная "мировая общественность" немедленно спустила бы на Родезию всех собак – от журналистов до правозащитников – и вполне могла бы использовать атаку с воздуха как повод для вторжения в непризнанную республику. Если уж уничтожать паром, то делать это надо так, чтобы концов никто не нашел. Поскольку военные, как ни крути, зависят от политических решений, то им пришлось подчиниться и задуматься над выполнением приказа в рамках навязанных условий.

Выбор, как и ожидалось, по очевидным причинам, пал на САС – кроме них ни одна часть не смогла бы справиться с тайным уничтожением парома. Командир второй роты, капитан Колин Уиллис приступил к изучению вариантов – но стоило ему составить примерный план, как из объединенного штаба пришло уведомление, что операция отменяется.

Операция "Изящная"- подрыв родезийской SАS парома Казангула на реке Замбези
Капитан Колин Уиллис

Ключевой идеей плана Уиллиса являлся подрыв парома в тот момент, когда он будет находиться на замбийском берегу. Группа из восьми оперативников САС даже осуществила предварительную разведку – под покровом ночи они переплыли Замбези, произвели замеры парома, изучили его конструктивные особенности, замерили скорость течения реки и ее глубину в месте подрыва и прикинули примерное число солдат замбийской армии, охранявших паром. После этого они так же скрытно вернулись в Родезию.

Первый вариант плана состоял в том, что группа из шести диверсантов под водой добирается до парома – взрывчатка при этом будет находиться в резиновых камерах. Непосредственно под паромом камеры накачиваются воздухом, всплывают и закрепляются под днищем. Далее на определенное время устанавливаются детонаторы и в нужный момент заряды срабатывают. По замыслу оперативников, взрыв должен произойти ранним утром, когда на пароме не будет людей. Но ни этот вариант, ни другие, предложенные Уиллисом, не получили одобрения – опять-таки из-за политиков.

В принципе, для нижнего и среднего уровня всех, кто имел доступ к развединформации о пароме в Казангуле, картина была ясной – паром не только можно, но нужно было уничтожать. Но наверху, как это обычно и бывает, долго не могли прийти к окончательному решению. С одной стороны, доказательств было более чем достаточно. С другой – уничтожение парома ударило бы не только по черным государствам, настроенным по отношению к Родезии довольно враждебно, но также и по ЮАР: часть ее экспорта шла через Ботсвану и в том числе через паром. Политики пытались оценить, насколько силен будет политический и экономический ущерб от подрыва парома – но, естественно, точных данных никто привести не мог. Секретные консультации с ЮАР также ни к чему толковому не привели – в Претории мысль об уничтожении этого транспортного пути приняли без восторга. Но после долгих и изнурительных переговоров и раздумий, "да" было сказано. Решающим аргументом стало то, что ЗИПРА реально накапливает силы в Ботсване, и угроза вторжения из вероятной становится неизбежной.

Ни дипломатические попытки, ни военные угрозы в отношении Замбии в целом не сработали. ЗИПРА продолжала активно использовать паром. В конечном итоге правительство дало отмашку на акцию. Новый план предложил капитан САС Питер Фриц: вместо того, чтобы подорвать паром, когда он будет стоять на замбийском берегу (где он находился под постоянной охраной правительственных войск), можно уничтожить его во время стоянки в Ботсване. Хотя не очень далеко от причала был расквартирован небольшой гарнизон вооруженных сил Ботсваны и стоял таможенный пост, сам паром на этом берегу реки не охранялся. К тому же ботсванский причал парома располагался в какой-нибудь паре миль от Родезии, что облегчало скрытое проникновение диверсантов в страну. Граница между Ботсваной и Родезией была слабо защищенной и, по сути, представляла собой старый забор, пересечь который было не в пример проще, чем скрытно переправляться на каноэ через Замбези. Ну и самым весомым аргументом в пользу плана Фрица явилось то, что подрыв парома на ботсванском берегу приведет к ухудшению отношений между Ботсваной и Замбией. Вопреки распространенному мнению, эти страны не жили душа в душу – их конечно в некоторой степени объединяла нелюбовь к режиму Смита, но прагматичные правители Ботсваны понимали, что лучше в очередной раз поругаться с Замбией, чем очень сильно поссориться с Родезией.

Оперативники решили подорвать паром с помощью радиоуправляемого устройства – радиус его действия составлял 2,5 км на суше и 15 км с воздуха. Подобные устройства САСовцам были хорошо знакомы – по заказу частей спецназначения такие приборы изготавливали ряд фирм, как в Родезии, так и в ЮАР (понятно, что до своих нужд их доводили уже в частях). Непосредственно устройство для операции с кодовым названием "Изящная" ("Dinky") сделал лейтенант резерва САС Лори Уолтерс – вместе с коллегами из гражданской компании, где он трудился инженером. Аппарат состоял из передатчика, с которого командир операции подавал сигнал, и приемника, который по проводам транслировал сигнал на детонатор. Приемник планировали установить не далее чем в 100 метрах от заряда ВВ. Причем сам приемник тоже был заминирован – после подрыва парома, на приемник подавался сигнал и он взрывался, уничтожая все следы.

Заряд ВВ был также изготовлен в соответствии с условиями задачи. 110 килограммов пентолайта были тщательно упакованы в пластиковые трубы и уложены в большую умывальную раковину. Пентолайт (смесь пентрита и тротила) было решено использовать из-за его дешевизны (такой объем достать было гораздо проще, чем аналогичное количество пластиковой взрывчатки) – хотя он и требовал предельно осторожного обращения из-за его чувствительности к удару.

В конце марта 1979 года вторая рота САС перебралась на временную базу в Виктория-Фоллз в ожидании окончательного приказа. Одновременно в район подрыва была выслана небольшая разведывательная группа – в ее задачу входило тщательное обследование местности, условий и точного расположения парома у причала.
Раковину с зарядом ВВ планировалось поместить под воду у самого конца бетонной паромной пристани. В этом случае направление взрывной волны было идеальным – вверх, прямо под днище парома. Но возникала проблема – как доставить такое большое количество взрывчатки в нужное место? И опять решение предложил неунывающий капитан Фриц – привезти ее на место с помощью велосипеда: во-первых, чисто физически это было легче, чем тащить ее на себе, а, во-вторых, велосипедный след являлся настолько привычной деталью пейзажа, что на него внимания никто бы не обратил. Правда, в этих краях еще не видели велосипед с умывальной раковиной на багажнике, но все же план Фрица одобрили, и инженеры САС для выполнения задачи специально оборудовали один из велосипедов.
Наконец, после окончательного "добро" из объединенного штаба, вечером 12 апреля 1979 года, группа из 12 оперативников САС, под командованием Питера Фрица на двух грузовиках покинула расположение части в Виктория-Фоллз и направилась к месту диверсии. Ночь выдалась лунная и диверсанты без проблем доехали до места, где группе предстояло разделиться на основную и группу поддержки. У грузовиков остались четверо бойцов САС – они дежурили у пулеметов и минометов, на случай если что-то пойдет не так и основную группу придется срочно прикрыть огнем. Члены основной группы помогли одному из исполнителей, капралу Митчу принайтовить взрывчатку на велосипед, и тот, с предельной осторожностью, поехал на нем к речному берегу – ни дать ни взять странствующий сантехник - ну а все остальные, навьюченные дополнительным оборудованием, пошли пешком.

Операция "Изящная"- подрыв родезийской SАS парома Казангула на реке Замбези
Майк Рич

Оперативники САС тихо продвигались вдоль пограничного заграждения. Собственно маршрут пролегал по пересеченной местности – по насыпи и по заболоченным участкам. На берегу реки тем временем шла своя жизнь – животные вышли на водопой, но силуэты диверсантов, бесшумно двигавшиеся неподалеку, животных нимало не беспокоили. Ночь была исключительно тиха и спокойна… Внезапно рядом раздался громоподобный шум – посреди тихой ночи это было подобно разорвавшейся бомбе. Диверсанты замерли. Оказалось, что стаду буйволов именно в этот момент приспичило сорваться с пастбища и стремительно лететь на другое место. Оперативники потрясенно наблюдали, как огромные мощные животные лавиной несутся куда-то, сметая все на пути. Эта паническая скачка буйволов заняла какие-то секунды – но как обычно и бывает, солдатам они показались вечностью. После того как животные исчезли где-то в дебрях Матабелеленда, САСовцы еще некоторое время стояли и вслушивались в темноту. Они вполне резонно опасались, что шум мог привлечь внимание кого-нибудь с той стороны границы, в Ботсване. К счастью этого не произошло – подобные случаи, были обычным делом в ночном буше и никто из-за подобных звуков тревогу не объявлял. Переведя дух, оперативники пошли далее и вскоре добрались почти до берега реки, где предполагалось разбить командный пункт.

На ботсванской стороне никого не было, и лейтенант Уолтерс совместно с капралом Роном Бракки просто перешли границу и приступили к поискам места для командного пункта. Изрядно порыскав по окрестностям, они, в итоге, нашли идеальное место – приблизительно в 130 метрах от причала и в каких-то 6 метрах от забора на родезийско-ботсванской границе, в зарослях кустарника и под сенью прибрежных деревьев. Отсюда оперативники как на ладони видели кусок автотрассы, пристань парома и даже ботсванскую таможню. Уолтерс вместе с двумя капралами устроился в выбранном месте и приготовил к работе устройство. Питер Фриц и остальные перешли границу и направились к причалу.

Там трое САСовцев выставили боевое охранение. Лейтенант Майк Рич и капрал Митч крайне осторожно сняли взрывчатку с велосипеда, уложили ее в раковину и опустили в воду рядом с причалом. Провод от детонатора к приемнику протянули к термитнику, располагавшемуся в 20 метрах от причала, и замаскировали приемник в камышах, расположив его так, чтобы он был над поверхностью реки. После этого они связались по радио с командным пунктом. Уолтерс троекратно проверил работу устройства: каждый раз на приемнике вспыхивала лампочка – что свидетельствовало о том, что система работает нормально. Провода соединили окончательно, а приемник тщательно замаскировали, прикрыв его листьями и травой. Затем команда вернулась обратно в Родезию. Фриц остался вместе с Уолтерсом и капралами на командном пункте в Ботсване, а остальные направились к месту, где располагалась группа огневой поддержки – по счастью, их задействовать не пришлось, и вся группа отошла далее, расположившись на склоне холма.

Наступило раннее африканское утро пятницы, 13 апреля. То, что так совпало ("пятница, тринадцатое"), было случайностью – вопреки суевериям, оперативники надеялись, что все пройдет гладко. Тем более что это была Страстная пятница – и хотя никто из спецназовцев не отличался сильной религиозностью, каждому хотелось думать, что в этом деле Господь будет на их стороне. Напряжение было везде: на командном пункте, в группе поддержки, в штабе САС и в Объединенном штабе. Фриц и его подчиненные с нетерпением ждали, когда, наконец, транспорт двинется в сторону Ботсваны. Со своего места они не могли видеть замбийский причал, но по избыточному шуму догадались, что с паромом что-то не в порядке. Оставалось только надеяться, что его починят хотя бы на один рейс – это все, что требовалось диверсантам.

К 7 часам утра на ботсванском берегу начали скапливаться машины, ожидавшие паром. В это же время с небольшого частного аэродрома Спрэй-Вью в воздух поднялся самолет разведчик "Линкс", с Колином Уиллисом на борту. Уиллис при себе имел точно такое же радиоуправляемое устройство – на случай если что-то пойдет не так, и у оперативников на КП не получится подорвать паром, Уиллис мог бы сделать это с воздуха.

Тем временем очередь машин, ожидавших прибытия парома росла – на замбийском берегу никак не могли исправить поломку. Наконец, в 10:00, выбившись на два часа из расписания, паром тронулся. Водители грузовиков в Ботсване и родезийцы одновременно вздохнули с облегчением – хотя причины тому были диаметрально противоположными.

Паром почти подошел к берегу. Оперативники, находившиеся на КП, увидели, что на пароме находятся две машины – обе с гражданским населением, в том числе и детьми: белая семья куда-то направлялась по своим делам. Когда паром начал причаливать, то нетерпеливые шоферы запустили двигатели, в надежде побыстрее заехать на паром, не дожидаясь своей очереди.

Операция "Изящная"- подрыв родезийской SАS парома Казангула на реке Замбези
Фото с КП - 30 секунд до подрыва парома

Приказ, полученный САСовцами, гласил – свести к минимуму жертвы среди гражданского населения ("сопутствующие жертвы" - обычную практику в армиях запада – родезийцы страшно не любили). Но суета, устроенная водителями, начала вносить свои коррективы. Диверсанты поняли, что если они не подорвут паром немедленно, то нетерпеливые шоферы грузовиков и просто пассажиры из Ботсваны заполнят паром в ту же секунду, как только замбийские джипы с него съедут – и всё, на пароме будет толпа и операцию придется отменять.
Наконец паром причалил. Замбийские машины, в том числе и та в которой было трое детей, съехали на сушу и отправились далее. Немедленно на паром стали заезжать грузовики из Ботсваны. В этот момент Фриц и отдал команду: - "Огонь!" Уолтерс переключился на нужную частоту и нажал кнопку. Прошла секунда…

Операция "Изящная"- подрыв родезийской SАS парома Казангула на реке Замбези
Фото с КП - уничтожение парома

… Рвануло так, что задрожала земля. Осколки полетели во все стороны. Столб воды поднялся чуть ли не на 100 метров в высоту – его прекрасно видели САСовцы из группы поддержки со своего холма в Родезии. Взрыв буквально разорвал паром на две части. Одну часть парома силой взрыва выкинуло на берег. Вторая осталась на плаву, но недолго – после короткого дрейфа ее прибило к берегу рядом с причалом, где она благополучно потонула.

На ботсванском берегу творился хаос. Дикие животные, напуганные взрывом, в панике метались и бежали прочь от водопоя. В не меньшей панике находились и люди – минуту назад стремившиеся попасть на паром, они с таким же усердием теперь стремились оказаться подальше от парома. Грузовики и легковушки, надрывая клаксоны, в ужасе мчались прочь от парома. Запоздало взревела сирена на ботсванской заставе, оттуда к берегу бежали полуодетые солдаты, сдавшие ночное дежурство и их коллеги в полном обмундировании. К ним присоединились и перепуганные таможенники. Весь этот хаос на берегу могучей Замбези прилежно фиксировал на фотопленку один из оперативников САС.

Спустя какие-то мгновения после первого взрыва, находившийся на КП Уолтерс переключился на другую частоту и опять нажал кнопку. По сравнению с первым, этот взрыв прозвучал как негромкий хлопок – диверсанты его услышали только потому, что знали где замаскирован приемник и куда смотреть. Над местом взрыва – старым термитником поднялось небольшое облачко, но его, ни звук взрыва никто не заметил – все старались оказаться как можно дальше от взорванного парома, и к тому же в ушах все ещё стоял грохот первого заряда. На этом работа была выполнена – оперативники быстро свернули КП, собрали снаряжение и направились к холму, где их ожидала остальная часть группы.

Операция "Изящная"- подрыв родезийской SАS парома Казангула на реке Замбези
Передатчик, с которого был послан сигнал о подрыве приемника. Как видно на фото, сам приемник обложен взрывчаткой. Обломок палки - своеобразное крепление из подручных материалов, фиксирующее провода, ведущие к детонатору

Родезийская САС была довольно и могла совершенно заслуженно гордиться собой. Теперь ближайшие планы ЗИПРА были сорваны – они не могли теперь переправлять оружие в Ботсвану и не могли проникать на территорию Родезии из Ботсваны. Вместо этого им приходилось идти куда более неудобным маршрутом – через "рог" (выступ в Матабелеленде на западе Родезии), который усиленно патрулировался вооруженными силами Родезии.

Операция "Изящная"- подрыв родезийской SАS парома Казангула на реке Замбези
Схема операции

Как и предполагалось, Ботсвана и Замбия возложили вину за произошедшее друг на друга: Замбия заявила, что Ботсвана, не охранявшая паром, позволила родезийцам его подорвать на своей территории. Ботсвана в ответ упрекнула власти Замбии, что те проворонили родезийского шпиона, заложившего бомбу в паром, когда тот находился на замбийском берегу. В итоге правительство Замбии выступило с заявлением, что паром впредь будет использоваться исключительно для коммерческих перевозок. В Солсбери согласились с этим, но тем не менее дали понять, что если в Лусаке не сдержат обещания, то повторение "публичной порки" последует немедленно.

По странной прихоти судьбы, уничтожение парома не только сорвало планы ЗИПРА, но и операции родезийских спецназовцев из полка "Скауты Селуса". Паром, как выяснилось позже, играл важную роль в тайных операциях Скаутов на территории Ботсваны и Замбии. Несколько операций Скаутов в Ботсване в первой половине 1970-х привели к тому, что террористическая угроза с этого направления уменьшилась, но с другой – принятые правительством Ботсваны меры после вольницы Скаутов свели агентурную родезийскую сеть к нулю. И Специальный отдел (внешняя разведка и контрразведка), в том, что касалось Ботсваны, фактически ослеп – в частности, например, оказалось так, что у отделения СО в Булавайо к 1978 году в Ботсване вообще не осталось своих агентов. После долгих и неприятных разбирательств, чья в том вина, Спецотдел и Скауты договорились, что разведсеть надо восстанавливать и Скауты всемерно в этом поучаствуют. Командир Скаутов, майор Рональд Рейд-Дэли предоставил двоих военнослужащих – одного резервиста и одного служащего постоянного состава, бывшего служащего САС. Оба Скаута прошли курсы вождения тяжелых грузовиков – прикрытием разведчикам служила шоферская работа. Кит Сэмлер, офицер Спецотдела сумел устроить бывшего САСовца на работу в ботсванскую компанию по перевозке грузов. Кроме того, удалось завербовать еще и водителя-африканца. Другой Скаут осел в Габороне, столице Ботсваны. Он открыл там свое небольшое предприятие, довольно успешно вписался в новую жизнь, завел полезные контакты, как среди официальных лиц, так и среди боевиков ЗИПРА. В частности он подружился с одним из видных деятелей ЗИПРА Элиотом Сибандой, по кличке "Черная свинья". Эта небольшая сеть, ключевую роль в которой играл как раз паром в Казангуле, заработала к концу 1978 года. К весне 1979 года – т.е. к моменту, когда САС всерьез занялась планами по уничтожению парома – Скауты исправно поставляли ценную разведывательную информацию в Солсбери: о маршрутах, о количестве боевиков и т.д. Когда САСовцы взорвали паром, то, естественно, что эта операция превратилась в ничто. В Спецотделе пришли в тихую ярость – налаженная система была сломана и все по "вине" САС. Именно в эти дни Скаут-африканец намеревался доставить в Родезию очередную порцию сведений, которых ему удалось узнать. Но после уничтожения парома он оказался "заперт" в Замбии – в итоге, выждав пару дней, ему пришлось переплывать Замбези вплавь, чтобы добраться до Родезии и представить Спецотделу свежие данные. Другого Скаута чуть было не раскрыли – как это часто и бывало, после каждой родезийской диверсии или рейда в Замбии начиналась паранойя по поводу «белых шпионов» и белым, жившим в Замбии, приходилось туго.

Спецотдел и Скауты, естественно, озвучили свои претензии штабу объединенных операций. Более того, когда они поняли, что главком ВС Родезии генерал Питер Уоллс был в курсе как готовящейся диверсии САС, так и операций Скаутов, и тем не менее отдал приказ уничтожить паром, то раздражению не было предела. Однако из двух приоритетов: возможное вторжение ЗИПРА и функционирование разведсети, выбор был сделан в пользу первого – согласно жестокой логике войны.

Так что в эти выходные в Родезии настроение далеко не у всех было пасхальным. Если в САС праздновали удачный финал операции (и не одной), то Скауты и Спецотдел ходили мрачнее тучи. Более того, эта "Изящная" операция насмерть рассорила обе части специального назначения Родезии – что не пошло на пользу никому.
Источник

Лучшие посты
Юмор: новые прикольные картинки Юмор: новые прикольные картинки Виталий Наливкин: «депутат» снова в деле Виталий Наливкин: «депутат» снова в деле Как ловили банду эвенка Павлова, грабившего золотые прииски Как ловили банду эвенка Павлова, грабившего золотые прииски Штази:  музей шпионской техники Штази: музей шпионской техники 1 рубль СССР: Что можно было купить на него 1 рубль СССР: Что можно было купить на него В открытом космосе без страховки: первый — и последний В открытом космосе без страховки: первый — и последний В сети модель вызвала бурные споры В сети модель вызвала бурные споры Нелепые ошибки и жуткие неудачи Нелепые ошибки и жуткие неудачи «Перезагрузка»: шоу, преображающее женщин внутри и снаружи «Перезагрузка»: шоу, преображающее женщин внутри и снаружи Ошибки, описки и прочие перлы Ошибки, описки и прочие перлы Иллюзии: странные фотографии, которые не сразу поймешь Иллюзии: странные фотографии, которые не сразу поймешь Осколки истории — подборка интересных ретрофотографий Осколки истории — подборка интересных ретрофотографий Трогательные фотографии со свадьбы: слезы и радость Трогательные фотографии со свадьбы: слезы и радость Терри Фокс: «когда-нибудь боль должна сдасться» Терри Фокс: «когда-нибудь боль должна сдасться» Джек-пот: когда поход за продуктами превзошел ожидания Джек-пот: когда поход за продуктами превзошел ожидания Омежник шафранный и сардоническая улыбка Омежник шафранный и сардоническая улыбка «The Left and The Right»: пара полуавтоматических пистолетов от Cabot Gun «The Left and The Right»: пара полуавтоматических пистолетов от Cabot Gun Закадровые фото со знаменитых съемочных площадок Закадровые фото со знаменитых съемочных площадок Необычный ракурс: фото известных объектов с нестандартной стороны Необычный ракурс: фото известных объектов с нестандартной стороны Дырки и пятна на одежде — не беда Дырки и пятна на одежде — не беда Кулинарные шедевры, сделанные своими руками Кулинарные шедевры, сделанные своими руками Фотоприколы: смешные веселые картинки Фотоприколы: смешные веселые картинки Четырехэтажные рыбы, динозавры и летающие гуси — придорожная Америка Четырехэтажные рыбы, динозавры и летающие гуси — придорожная Америка Древние артефакты: чудеса из прошлого Древние артефакты: чудеса из прошлого Фотоприколы:  шутки, юмор и остроты Фотоприколы: шутки, юмор и остроты Необычное хобби: парень с детства фотографируется со звездами Необычное хобби: парень с детства фотографируется со звездами Смешные фото:  забавные истории, картинки и приколы Смешные фото: забавные истории, картинки и приколы За секунду до: динамичные и забавные фото За секунду до: динамичные и забавные фото Девушки, которые кардинально изменили образ прической Девушки, которые кардинально изменили образ прической Изменения в фото: было и стало Изменения в фото: было и стало
Еще посты