История из прошлого: Здравствуй, Душанбе!

Шрифт


Правдивая история: Здравствуй, Душанбе!

У текстильного комбината троллейбус резко остановился. Послышались крики на местном языке.
Задремавший было Федя проснулся и огляделся вокруг. Толпа вооружённых таджиков перекрыла дорогу.
Молодой таджик, с охотничьим ружьём наперевес, вошёл в троллейбус. Федя вздрогнул при виде его лица. Левая щека таджика была изуродована рваным шрамом.

— Русские выходят! — крикнул таджик и выстрелил в боковое стекло.

Звук выстрела и разлетевшееся в дребезги стекло ещё больше испугали Федю. Он сполз на пол и забился под сиденье.
Федя был учеником пятого класса. Щуплого телосложения.

— За что?! — услышал он женский визг. — Пусти!
— Иди, блядь! — Глухой удар.
— Ааа! — Женщина упала, и её поволокли к выходу.
— Вы чё, твари, охуели?! — закричал пожилой мужик и встал со своего места, русский.
— Ииии, на! — В салон ворвались другие таджики и стали избивать мужика прутьями арматуры. — На, русак, на!

Пожилой тяжело завалился. Сначала мычал, потом захрипел и затих.
Когда троллейбус тронулся, Федя вылез из-под сиденья и выглянул в окно.

— Э, мальчик, спрячься, — прошептала старая таджичка. — Увидят, убьют.

На полу лежало тело мужика в луже крови.

Федя опять залез под сиденье, но то, что он увидел в окно — потрясло его. Мальчик заплакал от страха.

На стадионе, который стоял около дороги, с русских женщин и девочек срывали одежду. И прямо здесь же, у всех на виду насиловали.
Таджики, старые и молодые стреляли в воздух и хохотали, скаля свои коричневые от насвая зубы. Он били женщин и заставляли бегать по кругу.
Русским мужчинам проламывали головы или забивали заточенными арматуринами.
Вопли и рыдания раздавались над стадионом.

А таджики останавливали всё новые и новые автобусы и троллейбусы. Выволакивали очередных жертв, русских людей, которых угораздило оказаться в Душанбе в этот февральский день тысяча девятьсот девяностого года.
Насиловали даже старух.

На конечной станции Федя выскочил из троллейбуса и побежал домой. От страха крутило живот. В городе раздавались выстрелы. На домах были намалёваны надписи «Таджикистан для таджиков!», «Русские, убирайтесь в свою Россию!»

Федя старался избегать людных мест. Вот и дом.

— Живой! — воскликнула мать и прижала сына к себе. Заплакала. — Никуда, никуда не выходи из дома!

Сидели дома не зажигая свет. Ждали отца.
Отец не пришёл в тот вечер с работы. Он вообще никогда больше не пришёл.

Во время того погрома в Душанбе было растерзано около двух тысяч русских людей, мирных жителей.
Морги ломились от изуродованных тел. Стационаров не хватало и городским властям пришлось устроить полевые морги.

Таджики врывались в квартиры. Никого не жалели. Издевались не только над женщинами, девушками и старухами, но и над грудными детьми. Выкидывали из окон. Вспарывали животы.
Это уже потом таджики устроили межклановую резню между собой.
Это уже потом кулябские изуверы пускали кровь выродкам из Курган-Тюбе, а «юрчики» и «вовчики» отрезали друг другу головы и насаживали их на колья.
Но сперва они показали на что способны унизив, надругавшись и изгнав из родных мест мирное русское население.

***

Свердловск встретил уральским морозом. Сперва Федя сильно мёрз, но потом привык. Ему нравился снег и что кругом, в основном, русские лица.
Пошёл в школу.

— Новенький, — сказал крепыш Валерка Казанцев из Фединого класса, — ты откуда приехал?
— Из Душанбе, — ответил Федя.
Так и повелось потом — Федя Душанбе.
«Ты Федю не видел?» — спросит порой кто-нибудь.
«Какого Федю? Ершова?»
«Не. Федю из Душанбе»
«А, нет, не видал…»

Мама тихо плакала вечерами, а Федя скучал. Друзей у него ещё не было.

— Мама, — сказал как-то раз Федя, — можно я в спортивную секцию запишусь?
— В какую, сынок?
— В бокс хочу, — ответил Федя.

Вчера Валерка Казанцев хвастался на переменке, как он ходит в секцию бокса.

— Нет, Федя! — Испугалась мама. — Там по лицу бьют! Играй лучше в хоккей. Я тебе коньки куплю.
— Я плохо катаюсь на коньках, — сказал Федя. — А может в борьбу?
— В борьбу, пожалуй, можно, — неуверенно сказала мама.

На следующий день Фёдор сразу после школы поехал на «Динамо».
Когда с мамой он ходил на Главпочтамт, то видел стенд с фотографиями динамовских чемпионов по самбо и дзю-до. Их было много этих фотографий. Федя внимательно вглядывался в мужественные лица русских спортсменов. Ему хотелось стать таким же.

Федя заглянул в борцовский зал.
В зале бегали по кругу и разминались мальчишки в белых кимоно. Некоторые были в синих куртках для самбо.

— Здравствуйте, — сказал Федя молодому сухощавому мужчине в спортивном костюме. — Я хочу в секцию записаться.
— А где ты раньше был? — сказал тренер. — Запись у нас в сентябре, в начале учебного года.
— В Душанбе.
— Что — в Душанбе? Ах, да… Из Душанбе приехал?
— Да. — Кивнул Федя.
Тренер внимательно посмотрел на мальчика.
— Беженцы? — спросил тренер.
— Да, — сказал Федя, — беженцы.
— Родители есть?
— Мама, — сказал Федя. — Отец… отца нет больше. — Фёдору захотелось заплакать.
Тренер улыбнулся и положил руку на плечо Фёдору.
— Хорошо, — сказал он. — Приноси справку от врача и свидетельство о рождении. — Потом крикнул в зал, — Матэ! Отрабатываем страховочку!

***

Прошло два года. Фёдор за это время вымахал на две головы. Набрал вес.
«Весь в отца», — вздыхала мать.
Тренер, Леонид Петрович Деревянных, разглядел в мальчишке талант. Обратил внимание на Федю старшего тренера «Динамо» Столбова.
— Смотрите какой парень, — сказал Деревянных. — Тяж растёт.
Столбов понаблюдал за Фёдором и сказал:
— Посмотрим, как выступит на соревнованиях Облсовета «Динамо». Выиграет в своей категории — возьмём в сборную облсовета. Будет тогда тренироваться по воскресеньям со спортротой и поедет на первенство России.
Леонид Петрович был уверен в своём воспитаннике и сказал: «Хорошо. Посмотрим».

Фёдор с нетерпением ждал этих соревнований.
Накануне ночью он долго не мог заснуть. От волнения даже зуб разболелся.

***

Примерно полгода назад в борцовском зале появился новичок. Тоже, как и Фёдор, семиклассник. Здоровый. Коренастый, как кабан. Кривоногий. Звали его Исмаил Бодоев.
Он попал к чудаковатому тренеру Тараканову, который ездил на велосипеде зимой и летом, и соответствовал своей фамилии — носил длинные рыжие усы.
Тараканов недолюбливал подопечных Леонида Петровича. Тренеры конкурировали между собой.

- Да пофиг, что он своей гуштингири с пелёнок занимался, — говорил тренер Феде. — Он жирный, а у тебя здоровья море. Ты быстрее. Посмотри на него!

Фёдор и Бодоев были прямыми конкурентами, оба выступали в категории свыше 81 кг.
Бодоев ходил вразвалку на тренировках и косо поглядывал на Фёдора.
Именно с ним предстояло встретиться Фёдору на первенстве Облсовета «Динамо».
Перед самой схваткой Фёдор неожиданно для себя успокоился. Он не сводил глаз с лица Бодоева. Бодоев тоже не отводил своих азиатских глаз.
— Хаджимэ! — крикнул судья.

Парни поклонились друг другу и сошлись.
От таджика воняло потом.
«Боишься, пахлавон сраный», — подумал Фёдор.

Руки у Бодоева были сильными. Фёдор это знал. Спарринговал с таджиком несколько раз. Бодоев вцепился в отвороты Фединого кимоно. Но это, скорее, была защита.
За Бодоева пришли болеть его земляки. Они шумели и подбадривали его. Среди них были даже взрослые.
За Фёдора болели только пацаны из группы тренера Деревянных.
Мать, конечно, не смогла придти. Работала. Но это даже хорошо, подумал Федя.
— Исмаил! — завопили таджики. — Давай!
Фёдор дёрнул таджика на себя. Тот интуитивно отпрянул назад. В этот момент Фёдор произвёл зацеп изнутри и сбил Бодоева в партер.
— Кока! — крикнул судья.
— Дар кунут гом, — прошипел Бодоев. Судья услышал, посмотрел на него.
Поднялись. Бодоев зло сопел.

«Сейчас я тебе покажу «дар кунут гом», — подумал Фёдор.
Он сделал ложное учикоми влево, как бы пытаясь провести заднюю подножку, а потом воткнул переднюю подножку справа. Тело таджика описало неплохую траекторию и припечаталось на татами правым боком.
— Вазаари! — крикнул судья.
Фёдор вытянул левую руку таджика и, зажав её между ног, упал на ковёр, переходя на болевой приём. Рука Бодоева изогнулась в локтевом суставе.
— Ооо! — захрипел Бодоев и правой рукой два раза хлопнул по татами. Сдаётся.
Таджики, которые болели за Бодоева, неодобрительно зашумели.

Фёдор почувствовал боль Бодоева в локте всем своим телом.
«Вот сейчас поддать тазом, — мелькнула шальная мысль, — и пиздец его руке!»
И тело само откликнулось на желание.
Локоть Бодоева хрустнул, и рука изогнулась в противоестественной форме.
Дикий вопль раненого ишака огласил спортзал.
Леонид Петрович Деревянных и судья бросились к Фёдору и схватили его, не давая возможности продолжать болевой приём. Но Фёдор успел ещё раз дёрнуть руку противника вниз.

— Федя! — крикнул Леонид Петрович, — он сдался! Отпусти руку!

Фёдор отпустил руку и встал.
Бодоева унесли на носилках. Он потерял сознание от болевого шока.

***

Кабинет старшего тренера Столбова.
— Что скажем? — спросил Столбов.
— Он специально руку сломал Бодоеву! — зло сказал Тараканов, тренер Бодоева.
— Точно? — спросил Столбов. — Ты уверен?
— Точно! — сказал Тараканов. — Я видел его лицо, когда Бодоев похлопал по татами, сдаваясь.

Леонид Петрович Деревянных молчал.

— Лёня, — сказал старший тренер, — что молчишь?
— Не знаю, — ответил Деревянных. — Бодоев что-то говорил Феде на таджикском. Судья сказал.
— А что, — усмехнулся Столбов, — Черкашенинников понимает по-таджикски?
— Он родился в Душанбе. И жил там до девяностого года.
— Ах вот оно что… — Столбов задумался. — Понимает, значит. — Потом Столбов внимательно посмотрел на коллег. — А вы знаете, что было в девяностом в Душанбе? Там был, простите, пиздец. Массовое бегство русского населения. Таджики устраивали погромы. У меня сестра в те времена из Таджикистана вернулась, рассказывала. Волосы дыбом встают от услышанного.

Тренеры удивлённо смотрели на Столбова. Матом Столбов никогда не ругался.

— Значит специально, — осторожно сказал Тараканов.
— Скорее всего, — сказал Столбов. — Поэтому нужно отчислять. Обоих. Черкашенинников руку сломал — очень плохо, но — ладно. А если он вздумает придушить на татами какого-нибудь таджика? — Столбов посмотрел на Тараканова. — Ну, а Бодоев твой… Что там врачи говорят?
— Тяжёлый перелом, — сказал Тараканов. — Связки порваны. Будут оперировать.
— Ну, какой он теперь борец? — сказал Столбов. — С одной-то рукой. — Потом добавил. — Обругал, называется. Чурка, блядь!

***

— Ты почему перестал ходить на тренировки? — спросила мать.
— Плохо себя чувствую, — ответил Фёдор.
Через неделю мать заволновалась.
— Что случилось? — сказала она. — Я же вижу, что-то произошло.
И Фёдор нехотя рассказал. У матери сделались испуганными глаза.
— Федя! — сказала она. — Они же тебе отомстят. Надо пойти в милицию и всё рассказать.
— А что рассказать, — сказал Фёдор. — Что руку таджику сломал на соревнованиях?
Мать села и заплакала.
«Зря рассказал, — подумал Фёдор. — Дурак»

У матери Фёдора были все основания для тревоги. Гражданская война, которая разгорелась в Таджикистане, выплеснула сотни тысяч таджиков в Россию.
Свердловск к тому времени переименовали в Екатеринбург. И по этому самому Екатеринбургу сновали толпы беженцев из Таджикистана.
Здесь были и азиатские цыгане «люли» чернее грязи и в оборванных халатах, которые расхаживали по улицам и приставали к прохожим, выпрашивая подаяние.
Водители маршруток были почти все таджики, которые даже приблизительно не знали Правил дорожного движения Российской федерации.
Строительные бригады выходцев из Таджикистана стали выгодными для подрядчиков из-за своей дешевизны, и они выдавили с рынка своих конкурентов.
Слово «дворник» стала ассоциироваться со словом «таджик».

— Вот какие трудолюбивые, — говорили старухи у подъезда, наблюдая, как тощий таджик подметает тротуар. — Не то что наши алкаши! Только пить и жрать могут.

Работа участковых — не мёд. И вот уже появились тут и там участковые инспектора хамракуловы, эльмуродовы, муборакшоевы и прочая нечисть в милицейских погонах.
Это для русских — не мёд, а для таджиков прямо-таки золотое дно. Прописка земляков и торговля наркотиками тоже чего-то стоят.

Наркотики. Это отдельная тема. В Таджикистане это национальное производство. В Екатеринбурге появились бригады таджикских наркодилеров, которые снабжали сначала в долг, а потом отжимали за эти самые долги машины, квартиры и прочую недвижимость.
Парни с рабочих окраин (Уралмаш, например) исправили этот перекос в сознании таджикских барыг дедовским способом.
Зарыв на мусульманских кладбищах несколько сотен соотечественников, таджикские наркоторговцы ушли с улиц Екатеринбурга.

Так что, переживать у матери Фёдора был повод, но Бог миловал.

**

Бывшие одноклассники решили собраться в этом году на озере Шарташ.
Дымок костра. Шашлык, как полагается. Красное вино. Немного водки.
Золотая осень. Причудливые Каменные Палатки поднимаются вверх. Пахнет прелой листвой и грибами. Непуганые белки подбегают и выпрашивают жратву.

— Как ты сейчас, Федя? — спрашивает Валерка Казанцев, Лерыч. — Третьего ребёнка не родил?
— Нет. — Улыбается Фёдор. — Но планы такие имеются.

Казанцев пошёл по пути своего отца, который был полковником КГБ.
Располнел. Любитель поддать. Он остался, казалось, таким же распиздяем, как в детстве.

— А помнишь, — сказал Лерыч, — как ты таджику руку сломал, а? Вся школа тогда об этом узнала, ха-ха!
— Помню. — Поморщился Фёдор.
— На, нахуй! И пиздец руке! — сказал Казанцев. — Тебя директор школы тогда даже фашистом назвал на собрании в конце года.
— И откуда он узнал, Каплун этот ёбаный? — сказал другой одноклассник, Саня Печенин, который сейчас жил тем, что давал деньги в долг под проценты. Он, бывший официант ресторана «Уральские пельмени», поднялся и даже финансировал хоккейную команду КХЛ «Автомобилист». Но всё, как говорится, по-серому
— Тренер Тараканов настучал, — сказал Фёдор, — он приятелем был Каплунова.

Разговор потом переметнулся на другую тему. Светка Дадыкина пела под гитару. Татарин Газизуллин по кличке Джига быстро опьянел и полез купаться в озеро, забыв раздеться. Все смеялись.

Пятнадцать лет лет после школы пролетело незаметно.

***

— Ну, давай пас! — сказал Фёдор своему сыну.
Тот размахнулся клюшкой и ударил по шайбе. Потерял равновесие и упал.
— Давай вставай быстрее! — засмеялся Фёдор. — В хоккей играют настоящие мужчины!
Пятилетний сын, Максим, побарахтался на льду, но встал. Ноги разъезжались, и он опирался на клюшку.
— Смотри, как надо! — крикнул старший сын, Павлик, которому уже было семь лет. Он ловко метнул шайбу.
— Ну, ты-то уже Горди Хоу! — сказал Фёдор.
— Нет, — сказал Павлик. — Я Павел Дацюк!

Фёдор любил вечерком после работы поиграть в хоккей с сыновьями.
После того, как в детстве его выгнали из секции борьбы, Фёдор стал играть в дворовой команде «Огонёк» от ЖКО и научился сносно кататься на коньках. Лерыч, Валерка Казанцев позвал. Он тоже бросил секцию бокса.
— Надоело по морде получать, — пояснил Лерыч. — Ходишь с фингалами, как дурак. Лучше хоккей.
И вот теперь Фёдор катается со своими сыновьями. Благо, корт стоит прямо во дворе дома недавно отстроенного микрорайона «Академический», в котором Фёдор купил четырехкомнатную квартиру.

***

— Завидую я тебе, Федя, — говорил одноклассник, Саня Печенин. — Не куришь. Почти не пьёшь. Жена красивая. Работа нормальная. Квартиру вот купил. Два сына.
— А ты-то что завидуешь, — говорил Фёдор. — У самого денег немерено!
— А хули деньги? Проснулся — сто грамм. Даже на права не сдаю, жена за рулём. Каждый день бухаю. Жена уже третья. От каждой по ребёнку. Охота вот их вместе видеть, как ты.
— Ничего, Саня. — Хлопает Фёдор друга по плечу. — Тебе грех жаловаться. Бывает хуже.
— Ну да. Тоже верно, — говорит Печенин.

***

— Ну всё. Покатались и хватит, — сказал Фёдор. — Пора домой.
— Ну папа! — заканючили сыновья.
— Нет, — сказал Фёдор. — Мама ужин приготовила. Ждёт.
Снял коньки с младшего. Старший сам переобулся, и пошли домой.
Зима стояла снежная. Дворники работали и днём, и ночью. Целая бригада таджиков. Фёдор старался на них не смотреть. Но тут, когда они проходил мимо дворника, который стоял к ним спиной и сгребал лопатой снег, младший сын поскользнулся и упал.
— Папа! — крикнул Максим.

Фёдор остановился. Повернулся и таджик. Фёдор увидел рваный шрам на левой щеке таджика. Перед глазами всплыла картина: русская женщина, которую за ноги волокут из троллейбуса и мёртвый мужик в луже крови, который попытался заступиться за неё.
«Русские выходят!»
Сейчас таджик заискивающе улыбался и протянул руку, чтобы поднять Максима. Он ссутулился. Ещё более похудел, но шрам и глаза остались всё те же.

Фёдор стоял и смотрел на дворника не отводя глаз. Во взгляде таджика появилось недоумение, и он опасливо отошёл в сторону.
Фёдор не знал что делать. Просто так уйти? После того как на твоих глазах этот выродок совершил пусть и двадцать лет назад? Что? Что делать? Заявить в полицию? Да ладно, брось! Кто тебя там слушать будет. Таджикистан другое государство. А как зовут того мужика? А ту женщину? Не знаешь? То-то и оно…

Чувство ярости обволакивало сердце Фёдора. И вдруг он успокоился. Как перед схваткой с Бодоевым.
— Пошли домой. — Он взял на руки Максима.
— Ну что вы так долго? — сказала жена Лена, когда Черкашенинниковы всей командой ввалились в прихожую. — Хоккеисты вы мои! — И она поцеловала по очереди сыновей.
Потом обняла мужа. Фёдор как-то очень горячо и крепко её поцеловал. И в объятиях держал дольше обычного.
— Что с тобой? — Счастливо улыбнулась Лена.
— Просто я люблю тебя, — сказал Фёдор. — Я сейчас приду. Дело небольшое есть.
— Какое дело? — удивилась Елена.
— Да там во дворе сосед завести машину не может. Аккумулятор сел. Я сейчас, — сказал Фёдор и вышел.

***

Фёдор молча подошёл к таджику и ударил в подбородок. Он вложил в удар всю ярость и силу. Все слёзы и крики о помощи и пощаде, которые раздавались в Душанбе в девяностом году, в феврале.
Таджик упал. Он потерял сознание. Рядом лежал скребок, которым таджик отдалбливал наледь на тротуаре. Фёдор поднял скребок и ударил таджика. Потом ещё раз. И ещё. Хрустнул череп. Таджик забился в агонии.
Фёдор перевёл дух. Отбросил скребок в сторону. У подъезда стояла соседка, широко раскрыв глаза и рот от ужаса.
— Здравствуйте, — сказал Фёдор соседке и направился к своей машине.

Конец первой части
©Виктор Костильбург


Оставить комментарий
Лучшие посты
Павел Майков: Сериал «Бригада» – это преступление против России, в котором я участвовал Павел Майков: Сериал «Бригада» – это преступление против России, в котором я участвовал «Осколки» истории: редкие ретро-фотографии (65 штук) «Осколки» истории: редкие ретро-фотографии (65 штук) Женская месть бывает страшна Женская месть бывает страшна Веселые комменты из социальных сетей (31 фото) Веселые комменты из социальных сетей (31 фото) Один в поле воин. Пять русских героев, погибших в неравном бою Один в поле воин. Пять русских героев, погибших в неравном бою Осколки истории : Интересные и редкие ретро-фотографии (53 фото) Осколки истории : Интересные и редкие ретро-фотографии (53 фото) Короткая история: Уборщица Тётя Нина Короткая история: Уборщица Тётя Нина Прикольные картинки и комменты 29.01.18 Прикольные картинки и комменты 29.01.18 Как выглядят туалеты на тепловозах и электровозах Как выглядят туалеты на тепловозах и электровозах Демотиваторы 30.01.2018 (30 фото) Демотиваторы 30.01.2018 (30 фото) Жуткая находка в стене старой кухни Жуткая находка в стене старой кухни Эли Инк: сюрреалистичные трансформации парня из Брайтона Эли Инк: сюрреалистичные трансформации парня из Брайтона Интересная идея для выращивания растений Интересная идея для выращивания растений Новая Пизанская башня, или что делать с завалившимся Marshal Hotel Новая Пизанская башня, или что делать с завалившимся Marshal Hotel Интересная история : Девка сохла Интересная история : Девка сохла Забавные фото 31.01.18 Забавные фото 31.01.18 Забавные картинки с надписями Забавные картинки с надписями Секретные базы и проекты Люфтваффе Секретные базы и проекты Люфтваффе Мужчина на час, наглая рыжая морда и другие забавные объявления Мужчина на час, наглая рыжая морда и другие забавные объявления Позитивные фото (31 фото) Позитивные фото (31 фото) Курсант МВД задержан за серию ограблений гомосексуалистов Курсант МВД задержан за серию ограблений гомосексуалистов Интересная история : История одного контакта Интересная история : История одного контакта Позитивные и философские уличные надписи Позитивные и философские уличные надписи Call of Duty: от игры к реальности Call of Duty: от игры к реальности Дмитрий Осипов полный неадекват откусивший мужчине палец Дмитрий Осипов полный неадекват откусивший мужчине палец Американец умер через 3 недели после выигрыша миллиона долларов Американец умер через 3 недели после выигрыша миллиона долларов Посмотрел как-то царь Персии Ксеркс Дариевич Первый кино….. Посмотрел как-то царь Персии Ксеркс Дариевич Первый кино….. «Люблю его». Итальянка хочет переехать в Россию и выйти замуж за зэка, осужденного пожизненно за убийство 6 человек «Люблю его». Итальянка хочет переехать в Россию и выйти замуж за зэка, осужденного пожизненно за убийство 6 человек Идеальный порядок или Гаражный перфекционизм (25 фото) Идеальный порядок или Гаражный перфекционизм (25 фото) 25 жутковатых фотографий не для слабых нервов 25 жутковатых фотографий не для слабых нервов
Еще посты