История : Хлысты

Шрифт


История : Хлысты

– Это уже четвертый за сегодня! С этим надо точно что-то делать! – кричал немолодой крепкий мужчина в рыбацком костюме.
– А что ты сделаешь?! Пока все кладбище не подмоет – так и будем вылавливать! – ответил ему усатый мужчина в черной вязанной шапке.
– Нет! Сказали, что уже приехала бригада на перезахоронение... Так что скоро все закончится... перестанут приплывать...
– Ну, дай Бог...

Двое мужчин стояли возле реки с баграми. Они вытаскивали на песчаный берег очередной старый деревянный гроб, приплывший сюда по течению реки.
– Как думаешь, Макарыч? Опять пустой?
– Не знаю, сейчас вскроем и узнаем!
Они подтянули выше на берег гроб. Усатый мужчина взял монтировку и ловким ударом сбил уже трухлявую крышку на землю. Ящик был на треть заполнен водой вперемежку с илом. Мужчина приподнял его и слил воду, внимательно посмотрел на дно гроба.

– Что и следовало доказать – пусто – одна вода! – констатировал он.
– А куда пропадают тела? – спросил его второй.
– Скорее всего, их вымывает в реку. Сколько они там лежат, в этих ящиках? Кто знает? Разложились уже давно до праха, который и вымывает, наверное...
– Макарыч? А ты ведь ездил туда? Видел? Старое кладбище там?
– Древнее, – закуривая папиросу и присаживаясь на борт лодки, ответил мужчина в вязанной шапке. – Берег там крутой, кладбище на самом берегу стоит, вот подмывает река Ракула его так сильно сейчас, что гробы прямо висят над водой. Торчат из берега, как ступеньки, а когда сильно подмоет, так и плюхаются в воду. Интересная особенность, что очень много такого, что гробы под гробами расположены, в два-три ряда. Памятник один, а на разной глубине под ним торчат гробики... Будто пластами кладбище росло. И самые нижние пласты – самые древние. Как так получилось – никто уж, наверное, не вспомнит.
– Раньше распространено было подхоронивать к уже умершим родственникам...
– Возможно, так...
– Ну и жуть, Макарыч!
– Да уж... жуть.
– Слушай, а правду говорят, ты после той поездки видеть кого-то стал? Или брешут?
– Кто говорит? – удивился усатый мужчина.
– Все говорят. Сам, говорят, сразу попросился в бригаду "ловцов", все время в других бригадах спрашиваешь, не нашел ли кто зеленой старинной сережки?
– Ну, может и так, – тяжело выдохнул Макарыч.
– А что за сережка? И с чего ты вдруг ее ищешь?
– Ищу, значит нужно так...
– Слушай, Боря, – положив руку на плечо Макарычу, сказал человек в рыбацком костюме. – Мы знакомы с тобой с детства, поделись... не держи все в себе...
– Боюсь, что за сумасшедшего меня примешь...
– Ну, Борис! Чтобы я не услышал, я поверю... так как знаю тебя, как себя, потому доверяю твоему слову, как своему...
– Ну, ладно, Санька, слушай... – закуривая папироску, сказал Макарыч. – Случилось это со мной, когда я впервые приплыл на лодке к тому кладбищу. Это было сразу после того, как мужики в нашем селе выловили самый первый гроб из реки. Мы тогда втроем: я, Кузьмич и Максимыч отправились вверх по течению, чтобы выяснить, откуда приплыл этот гроб к нашему поселку. Уж так получается, что все, что плохо лежит в Ракуле – приносит сначала к нашим берегам, а уж после уносит дальше вниз по течению. Такое у нас удачное место расположения у реки, и течение тут крутит прямо к берегу. В общем, через пару часов мы увидели этот берег со старым кладбищем на нем, а из подмытого песчаного берега торчат старые гробы. Как сказал Кузьмич, когда-то очень давно тут была деревня Хлысты. Но потом как-то вымерла она, что ли, кто-то уехал из деревни, кто-то даже дома свои забрал, остальное разрушилось, сгнило, поросло травой... а вот кладбище старое на берегу Ракулы осталось...

Макарыч выкинул папироску, встал с лодки и махнул рукой в сторону стола. Его собеседник отправился следом за ним. Они сели на чурки возле примитивно построенного стола. Макарыч разлил по рюмкам мутного самогона, они выпили, он почистил вареное яйцо, откусил и продолжил дальше:
– Ну, в общем, рядом с кладбищем пришвартовались. Сходили в заброшенную деревню, убедились, что никого в ней не живет. Зашли на заросшее и забытое всеми кладбище, прогулялись среди могил, сходили на край берега, посмотрели, как подмывает его вода. Видимо, будут и новые гробы скоро у наших берегов. Уже стемнело. Решили, что возвращаться ночью не стоит, тем более, что и выпили, да и устали уже заметно. Еда была, развели костер, сварили поесть и около одиннадцати завалились спать.

Среди ночи проснулся я оттого, что кто-то бродил возле нашей поляны. Шорох травы отчетливо доносился позади меня. Кузьмич и Максимыч спали напротив, уткнувшись в рыбацкие куртки. Я поднял голову и посмотрел в сторону шума. Девушка в старинном кружевном платье лет тридцати, с длинными черными волосами, заплетенными в две косы, стояла в траве и смотрела прямо на меня. Что за чертовщина? Откуда она тут среди ночи? Стало жутко... и страшно. Девушка стояла и просто смотрела на меня. Взгляд у нее был какой-то печальный. Она махнула мне рукой, будто звала куда-то, и медленно пошла в сторону кладбища.
"Эй?" – окликнул ее я, но она будто бы и не слышала меня, растворяясь в темноте ночи.
Я встал и осторожно пошел за ней...

– А что ж ты Кузьмича и Максимыча-то не разбудил? – спросил собеседник.
– Не знаю, я как-то про них вообще забыл в тот момент... И сейчас о том же думаю, но в тот момент словно и не было со мной никого... Побрел за ней, словно в гипнозе был. Вышли мы к кладбищу. Девка та остановилась и посмотрела как-то с упреком, что ли... Смотрит на меня и медленно глаза свои в сторону могилы переводит, а следом и я туда же взгляд перевожу. Старый крест, покосившийся у самого берега. Надпись на кресте, датированная девятнадцатым веком: "Озерова Мария Васильевна". Она была едва видна. Понял я тогда, кто передо мной... Годы жизни были практически стерты. И зачем сюда меня привела эта девица – не могу понять. Спрашиваю ее, мол, что случилось? Что хочешь ты от меня, Машенька? Она лишь рукой на могилку показывает и глазами своими печальными смотрит на меня... "Что? Что ты хочешь от меня? Не понимаю я!" - говорю ей.
И тогда подошла она ко мне, сняла свою зеленую сережку из уха и мне протянула. А второй серьги в левом ухе нет. Одна только... и ту мне дала. Взял я ее, а сам понять не могу, что же это значит? Пока серьгу ее рассматривал диковинную, глаза поднимаю, а ее и след простыл. Я еще походил вокруг, поискал ее, но никаких следов. Вернулся на поляну, да решил не будить никого и не рассказывать о том, что видел... А может, и почудилось всё мне, вот только серьга ее в руке откуда? В общем, накатилась на меня тут такая усталость, будто бы год не спал. Лег я на траву и уснул...
Утром просыпаюсь, костер горит, суп уже сварен. Кузьмич и Максимыч уже в дорогу собираются. Сказали мне, что разбудить не могли, так крепко я спал. Я уж и подумал, что ничего ночью и не было – сон всё. Я позавтракал, сунул руку в карман, а там... серьга старинная. Та самая, которую мне девушка дала. У меня прямо все замерло от этого... Но когда я подошел к лодке, то страх и ужас захватил меня напрочь. В лодке сидела эта девушка и улыбалась мне. Я стоял в полном оцепенении. Меня толкнул Кузьмич: "Че стоишь, будто бы призрака увидел?", потом совершенно непринужденно положил какие-то вещи в ноги девушки. Тут я понял, что только я один вижу ее. Что-то говорить своими сотоварищам я не стал, не поймут или за сумасшедшего примут. Мы сели в лодку и отчалили от берега, Мария сидела и все время смотрела на меня, не сводя своих печальных глаз. Когда мы проплывали возле кладбища, она показала мне рукой на берег, в то место, над которым стоял тот самый крест от ее могилы. И только тогда я понял, что она показывала – ее гроб! Его унесло... Она хотела, чтобы я нашел ее гроб, унесенный рекой. С тех пор я в бригаде "ловцов". Ищу гроб Озеровой Марии Васильевны, вскрываю в надежде найти пару к этой сережке...

Макарыч вынул из кармана старинную зеленую серьгу и показал мужчине в рыбацком костюме.
– Борька? – удивленно посмотрел на него мужчина. – Так это правда?
– Я же тебе говорю, что ты не поверишь...
– Ну, я... у меня нет слов... Ну, а куда она потом из лодки делась?
– Никуда, со мной домой пошла. Так и ходит теперь постоянно рядом!
– И сейчас она рядом?
– И сейчас... Она всегда рядом со мной...
– Что?! – удивился Санька. – Тут? Ты разговариваешь с ней?
– Нет! Она не умеет говорить, только показывать, знаки, жесты... Приходится догадываться.
– И где она сейчас? – удивленно спросил мужчина в рыбацком костюме, оглядываясь по сторонам.
– Позади тебя, – посмотрев куда-то за напарника, сказал Макарыч.
– Да? – недоверчиво сказал Санька. – Ну, ладно... И сколько я сейчас показываю пальцев за спиной? – сказал он, убирая за спину правую руку и загибая мизинец и большой палец в ладонь.
– Три, – спокойно произнес Макарыч.
– А сейчас, – Санька снова загнул пальцы в кулак, оставив один мизинец.
– А сейчас один... Санька?! Ты чего добиваешься? Ты что? Не веришь тому, что я говорю?
– Просто... просто... Я никогда не верил во что-то потустороннее. Что есть что-то такое... А тут твой рассказ... И что будет, когда ты найдешь ее гроб?
– Не знаю, – тихо ответил Макарыч. – Надеюсь, что она мне подскажет.

– Мужики! – окрикнул ловцов какой-то мужчина в военной форме. – Тут еще один приплыл! Бегите скорее – ловить! А то темнеет уже... А я побегу за фонарями...
Мужчина в форме скрылся за прибрежными гаражами. Санька и Макарыч схватили багры и побежали на берег реки. Маленький темный старинный гроб из лиственницы прибило к берегу. Борис подцепил его и вытянул на песок.
– Господи, – перекрестился мужчина в рыбацком костюме. – Ребенок...
– Страшно, когда дети, но что поделать... такова жизнь...
– Может, не будем вскрывать?
– Согласен с тобой... Что нам там смотреть... Давай оттащим его в сторону.
Вдруг Борис отскочил от гроба.
– Что? Что? – он смотрел на гроб и разводил руками. – Мария? Что такое? Зачем? Я не понимаю, зачем вскрывать тебе гроб ребенка? Что? – он попятился к реке. – Да что ж происходит в самом деле? Что ты вцепилась в него?.. Ладно, ладно – открою я его... Эй, – обратился он к напарнику. – Дай-ка ломик... Машка с ума сходит, открой, говорит, и всё тут... легла на крышку прям – ревет навзрыд...
– Что это вдруг с ней? – спросил Санька.
– Мне-то почем знать?
Макарыч подошел к гробу и легким движением сбил крышку... гроб был пуст. Вода стекла вниз, на дне был небольшой слой речного песка...
– Ну, что? Довольна? – сказал Борис, ища глазами то место, где была Мария.
Санька смотрел на Макарыча, пытаясь сам увидеть то, что он видит, но мужчина в вязанной шапке застыл в оцепенении. Борис наклонился и подковырнул песок пальцем. Сквозь черно-коричневую жижу на дне гроба что-то блеснуло зеленым цветом, и уже в следующий момент Макарыч держал в руке сережку, которая была точь-в-точь похожа на ту, что дала ему девушка. Он вытащил вторую серьгу из кармана и протянул обе серьги на ладонях вперед.
Санька смотрел на Макарыча и ничего не понимал – он увидел, как серьги в его руках растворяются в воздухе.
– Ты уж прости меня... что тебя Машкой называл... не понял я сначала... – говорил Борис.

Он видел девушку в старинном кружевном платье, с черными волосами, заплетенными в косы, которая улыбалась ему. Девушка держала за руку свою белокурую дочку лет шести или семи, одетую в красивое зеленое платье. Они медленно вошли в реку, где теперь покоился их прах. Озеров Борис Макарович долго смотрел, как, исчезая в вечерних сумерках, они растворялись в темноте вод реки Ракула...

Via inet


Оставить комментарий
Лучшие посты
Павел Майков: Сериал «Бригада» – это преступление против России, в котором я участвовал Павел Майков: Сериал «Бригада» – это преступление против России, в котором я участвовал Повседневные вещи с необычного для нас ракурса (26 фото) Повседневные вещи с необычного для нас ракурса (26 фото) «Осколки» истории: редкие ретро-фотографии (65 штук) «Осколки» истории: редкие ретро-фотографии (65 штук) Новые «шедевры» от китайских производителей Новые «шедевры» от китайских производителей Что только не найдешь в продаже в интернете Что только не найдешь в продаже в интернете Настоящие «мастера», способные сделать все просто супер (26 фото) Настоящие «мастера», способные сделать все просто супер (26 фото) Женская месть бывает страшна Женская месть бывает страшна Веселые комменты из социальных сетей (31 фото) Веселые комменты из социальных сетей (31 фото) Короткая история: Уборщица Тётя Нина Короткая история: Уборщица Тётя Нина Один в поле воин. Пять русских героев, погибших в неравном бою Один в поле воин. Пять русских героев, погибших в неравном бою Прикольные картинки и комменты 29.01.18 Прикольные картинки и комменты 29.01.18 Мистер «невозмутимость», или «Адмирал ебисьоновсёконём» Мистер «невозмутимость», или «Адмирал ебисьоновсёконём» Как выглядят туалеты на тепловозах и электровозах Как выглядят туалеты на тепловозах и электровозах Осколки истории : Интересные и редкие ретро-фотографии (53 фото) Осколки истории : Интересные и редкие ретро-фотографии (53 фото) Прикольные картинки с подписями (20 фото) Прикольные картинки с подписями (20 фото) Жуткая находка в стене старой кухни Жуткая находка в стене старой кухни Демотиваторы 30.01.2018 (30 фото) Демотиваторы 30.01.2018 (30 фото) Интересная идея для выращивания растений Интересная идея для выращивания растений Новая Пизанская башня, или что делать с завалившимся Marshal Hotel Новая Пизанская башня, или что делать с завалившимся Marshal Hotel Забавные фото 31.01.18 Забавные фото 31.01.18 Эли Инк: сюрреалистичные трансформации парня из Брайтона Эли Инк: сюрреалистичные трансформации парня из Брайтона Мужчина на час, наглая рыжая морда и другие забавные объявления Мужчина на час, наглая рыжая морда и другие забавные объявления Секретные базы и проекты Люфтваффе Секретные базы и проекты Люфтваффе В Шотландии выставили на продажу остров с условиями В Шотландии выставили на продажу остров с условиями Интересная история : Девка сохла Интересная история : Девка сохла Мамонтово дерево прожило более двух тысячелетий Мамонтово дерево прожило более двух тысячелетий Курсант МВД задержан за серию ограблений гомосексуалистов Курсант МВД задержан за серию ограблений гомосексуалистов Интересная история : История одного контакта Интересная история : История одного контакта Позитивные фото (31 фото) Позитивные фото (31 фото) Забавные картинки с надписями Забавные картинки с надписями
Еще посты